БИБЛИОТЕЧНАЯ СИСТЕМА ЛЕНИНСКОГО РАЙОНА
 
Муниципальное казенное учреждение культуры города Новосибирска 
«Централизованная библиотечная система им. П. П. Бажова Ленинского района»
 
 

 

 

БИБЛИОТЕЧНАЯ СИСТЕМА ЛЕНИНСКОГО РАЙОНА

 

Муниципальное казенное учреждение культуры города Новосибирска

«Централизованная библиотечная система им. П. П. Бажова Ленинского района»

 

 

  

  




Как с нами связаться? Как нас найти? Как мы работаем?

 

 

   


  

СМИ О СИСТЕМЕ

"БАРАБИНСКИЕ ЖИТЕЛИ", "ПОСЕЛЬЩКИ", "КАИНСКИЕ ЕВРЕИ" И ДРУГИЕ ЖИТЕЛИ РЕГИОНА ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ XIX В.
(Библиотека сибирского краеведения. 2017. 25 сентября)

Сведения о наших земляках, жителях Новосибирской области, до середины XIX в. крайне скупы, поэтому каждая выявленная крупица информации о них, на наш взгляд, очень важна для формирования более полной картины жизни наших предшественников. Редкие описания быта и взаимоотношений разных категорий сибиряков связаны, в основном, с определением Сибири, как места каторги и ссылки. И автор представляемых в данной статье материалов не стал исключением, однако, чем же интересны его записки?

 

Сергей Васильевич Максимов — российский этнограф-беллетрист, почетный член Российской Академии наук. Известен исследователям Сибири, как автор трилогии о сибирской каторге. Данная работа и сейчас поражает полнотой и неординарностью информации. Эти же качества присущи и его предыдущим работам, которые сделали Максимова востребованным правительством. В 1860 г., в преддверии реформ, Морское министерство командировало его в Амурскую область. На обратном пути в Центральную Россию его нашло новое и не совсем обычное для этнографа задание — осуществить обзор сибирских тюрем и быта ссыльных.    Результаты этого исследования к широкому опубликованию не были разрешены, изданные 500 экземпляров имели помету «Для служебного пользования». Лишь через восемь лет отдельные статьи по материалам той поездки смогли появиться в общедоступной печати. Ученые того времени  отметили данную работу, как серьезное научное исследование, совмещающее в себе и этнографию, и историю, и статистику. Для нас же важно, прежде всего, то, что внимание исследователя привлекли сюжеты, находящиеся, вроде бы, за пределами обозначенной ведомством проблематики. Часть из них относится к территории Новосибирской области.

Сюжет 1-й.  Сибиряки – старожилы или «сибирский хозяин» - в авторской трактовке, это потомки казаков и промышленных людей, доброю волею пришедших в Си­бирь. «Бараба живетъ домовито и по ней на каждыхъ 20 верстахъ вытянулись людныя деревни, которыя и сыто едятъ и въ рабочемъ, при богат­стве угодiй, нуждаются…»[1, с.237]  Гостеприимные и трудолюбивые люди. Но когда «твоя» земля всё чаще используется как транзитный маршрут для арестантских партий, поселения ссыльных и каждый день есть риск  встретиться с беглым, нравы и быт старожилов вынуждены меняться, как сказал один их них: «Исчезло прежнее простодушiе сибиряковъ, которымъ они такъ славились…леность, безпечность, а затемъ плутовства всякаго рода сделались главными основаниями ихъ  дЬйствiи». [1, с.330]

Так сибирский хозяин регулярно идет на риск быть привлеченным к суду за сокрытие беглого, привлекая его на работы в своем хозяйстве, и при этом он рискует своей жизнью и домом, нанимая его только «за харчи».

Но «Барабинские жители, которые живутъ благодушно и богато…, умеютъ издавна обращать слово въ дело. Въ этихъ деревняхъ и селахъ милостынею несчастненькому обязываетъ себя всякая домовитая и сердобольная хозяйка, выставляя за окно на улицу на особой полочке первый подвернувшшся подъ руку харчъ… Прежде обычай этотъ былъ повсеместенъ, теперь онъ ослабелъ отъ преследованiи и внушенiя… Давно практикуемый въ Россiи обычай сеять горохъ и репу около дороги на помощь и лакомство для прохожихъ, въ Сибири сталъ обязательнымъ въ такой степени, что продукты эти уже не сеютъ иначе, какъ у самаго полотна проезжей дороги, у самыхъ пешеходныхъ тропъ про нужду бродягъ и въ отвращеше вероятныхъ бедъ отъ голодныхъ…»[1, с.238]

К сведению, современное определение «чалдонов» разнится с изложенным в работе Максимова: они не относятся к старожилам, а являются как раз бродягами, которые «…неопасны въ одинаковой степени съ голодными нищими европейскихъ городовъ потому только, что руки ихъ всегда свободны и способны находить трудъ…» [2, с.117]

Наличие расслоения среди старожильческого населения отмечено следующими категориями сибиряков: бедные крестьяне-старожилы, казаки-работники и мироеды-богатеи. Последние с прозвищем «губернаторы», поражая «дикими чертами», опутали «тенетами» все население и являются «злом Сибири». Но всё же большую проблему для «сибирского хозяина» составляли ссыльнопоселенцы.

Сюжет 2-й.  Посельщики. Именно посельщик, так как данной формой слова старожилы отделили себя (поселенцев) от тех, «которыхъ увела изъ Россiи чужая воля и преступленiя». Уже само слово «Сибирь» ассоциировалось у русских европейцев с местом, где нет жизни. В корне измененные бытовые и рабочие условия толкали одних на новые преступления и бега, а других «в бродяжничество». Автор исследования отмечает, что «Сибирь до сихъ поръ представляетъ страну, где бродячiе народы становятся оседлыми, но оседлые люди делались бродячими…» [1, с.327] Есть даже сравнение этой массы с саранчой, которая пожирает ростки новой жизни. Правда имелись попытки «помочь» таким посельщикам через организацию аж 3 богаделен в Томской губернии. Одна из них находилась в с. Покровском Каинского округа[1]. «Она занимала два ветхихъ дома, надЬленныхъ огромнымъ дворомъ, который обнесенъ полуразвалившимся плетнемъ. Но въ этой помещались избранные счастливцы, тогда какъ сотни другихъ „неспособныхъ" терпели холодъ и голодъ.»[1, с.338] Были, как отмечает автор, и частные богадельни в центрах волостей - развалившиеся лачужки, где на клочках соломы в рваных рубищах ютились поселенцы, вызывая у старожилов ещё большую неприязнь. Всяких диковинок в Сибири немало, но отчуждение сибирского старожила от русского пришельца там не диковинка. В этом отношении сибиряк последователен и злопамятен.

Всяких диковинок в Сибири немало, но отчуждение сибирского старожила от русского пришельца там не диковинка. В этом отношении сибиряк последователен и злопамятен.

Даже при попытке наладить жизнь по-новому водворенные встречали ряд препятствий. Первая категория сложностей была связна с просчетами государственной политики, прежде всего, отсутствие заботы об эффективном устройстве людей. Так же «поступающихъ на поселенiе съ сентября до мая, велЬно облагать податями…; поступающихъ же съ мая по сентябрь облагать съ 1 января, дабы они могли воспользоваться рабочимъ временемъ для прибрЪтенiя денегъ на подати...» [1, с.238]  В связи с этим 200 человек ссыльных одной из волостей Каинского округа пожаловались (и жалоба их дошла до Петербурга) на то, что с них, едва лишь они начинают «промышлять объ обзаведенiи домами и скотомъ», уже требуют подати, и из-за невозможности их выплатить они вынуждены продавать свое скудное «достояние» и либо за малую плату наниматься к односельчанам, либо бежать в Россию, либо промышлять воровством. Эта жалоба, как пишет автор, привела к установлению льготных лет (с 9 ноября 1832 г.): тех из ссыльных, которые берутся обустраивать хозяйство, освобождают от податей и повинностей на три года. Максимов С.В. пришел к выводу, что положения этими мерами не исправили. К тому же поселенцы единогласно жаловались и на то, что лучшие земли и покосы остаются в пользовании старожилов.

Серьезной оставалась проблема семейного устройства поселенных (подавляющее число мужчин). Вольное поведение сосланных женщин, крайняя неприязнь старожилов препятствовали браку и, соответственно, образованию семей и закреплению новых людей на территории Сибири. Пробовали заинтересовать семейства старожилов, предоставляя им наградные деньги, а посельщикам выдавать денежное пособие на вступление в брак.

Во-первых, указы оказались бессильными против устоявшихся предубеждений.  Редкий старожил-сибиряк задумает выдать свою дочь за «пришельца»: либо он смог отойти от общего мнения и убедился в действительной честности посельщика, либо у него безвыходное положение, так как дочь убежала. Во-вторых, порядок выплат пособий был неотлажен, что содействовало злоупотреблениям представителей власти на разном уровне и недоимкам женихов. Максимов описал следующий случай: в Каинском округе Томской губернии вместо 50 руб. серебром получено тремя поселенцами только по 112 руб. ассигнациями, т. е. всего 32 руб. серебром, а 54 руб. завязли в карманах передатчиков.       

Поэтому, благодаря предубеждению сибиряков против поселенцев, оказывается множество браков с инородцами и детей-метисов.

Сюжет 3. Каинские евреи. Есть всегда исключения из правил, и каждая группа посельщиков накладывает «…на картину поселенческаго быта своеобразные и новые оттЬнки… Въ Сибири также думали превратить евреевъ въ хлебопашцев, но и здесь, какъ и въ западной Россiи, народъ этотъ сумЬлъ разбить всякiя надежды и упрямо остался при своихъ качествахъ. Изъ города Каинска евреи успели сделать такой же городъ, какихъ неисчислимое множество во всемъ западномъ крае Россiи. Каинскъ сибиряки справедливо прозвали „еврейскимъ Iерусалимомъ“ (евреи составляютъ 4/6 части всего городского населенiя). Изъ городка, не имеющаго никакого промышленнаго и торговаго движенiя и, какъ все города Сибири,- вообще, углубленнаго въ себя и мертвенно молчаливаго, евреи сделали крикливый, живой и торговый...» [1, с.378]   В городе появился рынок, выросли, как грибы, лавочки. Евреи придают колорит городу, сбиваясь в многочисленный кучки, бегая по улицам, размахивая фалдами сюртуков и пейсами. Словом, создается впечатление, что находишься в каком-либо городке Белоруссии. Евреи добились того, что Каинск стал одним из главных центров складирования пушного товара (особенно беличьих хвостов), отправляемых на Лейпцигскую ярмарку. «Несчастный и убогiй городокъ съ 700-ми жителей насчитывается до 70 купцовъ; на десять русскихъ мЪщанъ одинъ еврей маклачитъ по закупке мЪховъ, а въ вознагражденiе за хлопоты получаетъ всякую разнокалиберную мелочь-галантерею…» [1, с.378], которую вывозят на торжки и ярмарки. Здесь автор работы делает следующий вывод: регион довольствуется привезенным товарами из России, что не способствует развитию ремесла. Он же отмечает криминальность Каинска, так как помимо евреев сюда ссылались цыгане, и полицейским постоянно приходилось разбираться в «плутовской путанице народов».

Сюжет 4. «Преступники против веры» (еретики). В духовной сфере, как отмечает исследователь, «Сибирь восприимчива ко всему» и церквей в ней мало.  Новым, как отмечают ученые, в книге С. В. Максимова было то, что впервые история переселения старообрядцев изложена на основе их личных свидетельств. Впечатления автора: «Раскольники люди богатые, они первые плательщики податей, первые помощники беднымъ, помогаютъ милостынею и православнымъ…Гостепрiимны, какъ все сибиряки, но честны и справедливы, какъ приметное исключенiе …люди грамотные, трезвы, не любятъ общественныхъ забавъ, гулянокъ… Все староверы очень набожны...» [2, с.291] Между членами общины существовали тесные связи, объяснимые многолетним преследованием со стороны государства. Отсюда - укоренившаяся традиция держаться вместе. Это единство внушало местным жителям симпатию и зависть, а властям - тревогу.

Сильно в Сибири духоборчество (они же «немоляки», так как не молились иконам): свадеб не делали, детей не крестили, бросили иконы и не принимали попов. Так «въ дер. Кривощековой въ двухъ домахъ иконы вынесли совсЬмъ; стали побранивать молоканъ[2]; стали толковать, что если у кого разумъ, тотъ и самъ исправится безъ всяких таинствъ…Стали соблюдать чистоту и опрятность, какъ религиозное обязательство...» [2, с.258-259]

Испытывая притеснения и в Сибири, отступники с наибольшим фанатизмом решались на самоубийства путем сожжения («ходить в ямки»). «Въ Чаусскомъ приходе, въ деревне Мальцевой, сгорело 175 человекъ. Долго они не решались, выжидали. Явились, прознавъ про то, увещатели; сидевипе въ ямкахъ предложили ультиматумъ: уговорить попа не брать поборовъ, начальство сменить, ибо отбивало отъ земли, мучило на работахъ, разоряло; чиновникамъ не верятъ. Увещания не подействовали — они подожглись. Однако, выхватили изъ огня обгорелыхъ, вылечили, посадили въ острогъ…» [2, с.101] Выходом и из этого рода проблем опять же становились побеги и бродяжничество.

 

«Нескольких заключительных слов».

Сибирь, по мнению автора, представляет два сильных контраста именно в том отношении, насколько разнится свободное поселение от принужденного, руководимое наемными и неопытными казенными людьми, от поселения, организованного самими поселенцами. «Сибирь, какъ ссыльное место, обреченная прикрывать грехи Россiи,…указать больныя места и некоторые другie признаки, характеризующее страданiя организма своей метрополiи. Само собою разумеется, что средствъ врачевашя она сама, зараженная приноснымъ ядомъ и страдающая отъ собственныхъ эпидемiй, представить не можетъ…» [2, с.104] Но ведь не даром тянутся сюда вольные переселенцы, не даром расточают похвалы этой «стране». Она, с точки зрения автора, достойна лучшей доли. При ином подходе к организации жизни в Сибири у неё есть всё необходимое для расцвета: обширность и богатство территории, трудолюбивые и по-хозяйски основательные поселенцы, если они вольные.

Ознакомиться с представленным изданием Сергея Владимировича Максимова, а также другими, не менее интересными произведениями автора, можно в Центре изучения ценной и редкой книги ЦРБ им. П.П. Бажова (Новогодняя, 11).

 

Библиографический список:

 

1.   Собрание сочинений Максимова С.В., с портретом и вступительным очерком о его жизни и литературной деятельности П.В. Быкова. - Санкт-Петербург: Т-во "Просвещение", [1908]-[1913]. - 17. - (Всемирная библиотека. Собрание сочинений знаменитых русских и иностранных писателей). Язык: русский дореформенный. Сибирь и каторга. Ч. 1. Несчастные. - [1908].

2.   Там же. Сибирь и каторга. Ч. 2. Виновные и обвиненные. - [1908].

3.   Иванов А.А. Скабичевский А. М. как исследователь литературы о сибирской каторге и ссылке [Электронный ресурс] // Сибирь и ссылка. История пенитенциарной политики Российского государства и Сибирь XVIII–ХХI в. – Электрон. дан. – Режим доступа: http://www. http://www.penpolit.ru/papers/detail2.php?ELEMENT_ID=899 (дата обращения 17.07.2017

 

 

Автор: Мартынова Ю.Г.
Источник: http://bsk.nios.ru/content/barabinskie-zhiteli-poselshchiki-kainskie-evrei-i-drugie-zhiteli-regiona-pervoy-poloviny-xix

 

_____________________
Электронные каталоги

_____________________

 

_____________________
Актуально

_____________________

НЕЗАВИСИМАЯ ОЦЕНКА КАЧЕСТВА

 

 

ПОПУЛЯРНАЯ УСЛУГА

Библиотеки системы Ленинского района предоставляют Вам бесплатный доступ к электронной библиотеке ЛитРес!

Инструкция "ЛитРес"

Последнее обновление:

14/12/2017 13:20 NSK

 

 

 

??????.???????